Осталась последняя жизнь

Я родился бессмертным. В детстве это казалось особенно очевидным, и потому использовалось безрассудно и с удовольствием. Я несся по крутым холмам на велосипеде. Карабкался на деревья. Испытал все тарзанки в деревне. Одинаково храбро нырял с обрыва, и также, солдатиком, прыгал в сугроб с гаражей. Разбитые коленки, разбитая бровь, и даже разбитая голова — все это лишь утверждало в своих суперспособностях.

В школе у меня еще оставалась тысяча жизней в запасе. Нужно было успеть прожить их все. Рисовал и фотографировал. Играл на гитаре и выступал в театре. Бегал на лыжах и тренировался в секции карате. Писал детективы и программировал. Много читал, и каждая книга стоила того, чтобы окунуться в нее до последней страницы. Вместе с любимыми героями, я превращался в журналиста, проникающего в заговор корпорации зла, и следователя, распутывающего ограбление века. Скакал с индейцами по прериям дикого запада и летал в кругосветку на собственном драконе. Я мог стать кем угодно, и я был кем угодно, каждый день примеряя новую судьбу.

В университете все как-то порастерялось. Помыкавшись между факультетами, сомнительными увлечениями и безответными влюбленностями, я оставался собой лишь у себя в голове. Там по прежнему было возможно все. Но не в жизни. Каждый выбор закрывал еще одну реальность, оставляя после себя горькое послевкусие несбывшегося. Несбывшийся математик, несостоявшийся спец в кибернетике, неслучившийся юморист.

Именно тогда, стоя над бездыханным телом последнего дракона, я нашел дело жизни. Реклама оказалась лучшей наукой о человечестве, ведь научиться делать ее означало разобраться, как думают и как действуют люди, уметь управлять их мотивацией. Это также помогало в жизни. Каждый новый клиент приносил с собой понимание новой индустрии: как пекут хлеб, делают мебель или производят жевательную резинку. Знания приближали осознанность. Я с головой погрузился в работу, усердием заменяя отсутствие необходимого образования.

Карьера, следуя негласному закону десяти тысяч часов, пошла в гору. Строчки в трудовой, компании и должности, сменялись одна за другой, принося вдохновение, новые знакомства и новые обязанности. Я нырнул в это также, как когда-то нырял в деревенский пруд. Солдатиком. С головой. Моя работа стала моей жизнью. Амбициозные цели, упорный труд и достижения, которыми не успеваешь наслаждаться. Можно уйти из офиса вовремя. Можно даже не ходить в офис. Практически невозможно — оставить задачу, которая должна стать следующей великой идеей.

Пару лет назад я потерял еще одну жизнь. Короткий отпуск обещал стать долгожданной передышкой в этих крысиных бегах. Перед самой посадкой, самолет залетел в грозовое облако. Трясло так, что когда мы все-таки сели, совсем в другом аэропорту, в салоне не осталось атеистов. «Ангел мой, хранитель мой...» — так учила бабушка. Говорят, перед лицом смерти, люди начинают иначе смотреть на свою жизнь. Но не я, ведь у меня были еще две. Одна, настоящая, выматывающая, в которой я ходил на работу и вкалывал, чтобы подняться на следующую ступень. Другая, счастливая, должна была обязательно наступить после. Вот будет зарплата чуть больше. Вот куплю квартиру. Вот перееду в другую страну. Вот тогда заживем!

Я сижу на полу в пустой квартире. Удовлетворенный очередной победой. Опустошенный тем, чего она стоила. Голова раскалывается. Сознание расщепляется надвое. Одно расширяется, заполоняя собой все вокруг. Раскаляется так, что больно смотреть. Уносится в космос и взрывается в холоде чужой галактики, оставляя после себя абсолютную пустоту. Второе видит падающую звезду и загадывает желание.

Я сижу на полу в пустой квартире и улыбаюсь. Осталась одна жизнь, последняя. Не будет никакого после. Все, что я сделаю сегодня, и есть моя жизнь. Ставлю гейзер на огонь. Медленно, глоток за глотком, выпиваю на балконе чашку горького бодрящего кофе, вбирая в себя его тепло и пронизывающую свежесть осеннего вечера. Беру поводок и иду гулять с собакой.

Поделиться
Отправить
 77   1 мес   финал
Популярное