3 заметки с тегом

финал

Осталась последняя жизнь

Я родился бессмертным. В детстве это казалось особенно очевидным, и потому использовалось безрассудно и с удовольствием. Я несся по крутым холмам на велосипеде. Карабкался на деревья. Испытал все тарзанки в деревне. Одинаково храбро нырял с обрыва, и также, солдатиком, прыгал в сугроб с гаражей. Разбитые коленки, разбитая бровь, и даже разбитая голова — все это лишь утверждало в своих суперспособностях.

В школе у меня еще оставалась тысяча жизней в запасе. Нужно было успеть прожить их все. Рисовал и фотографировал. Играл на гитаре и выступал в театре. Бегал на лыжах и тренировался в секции карате. Писал детективы и программировал. Много читал, и каждая книга стоила того, чтобы окунуться в нее до последней страницы. Вместе с любимыми героями, я превращался в журналиста, проникающего в заговор корпорации зла, и следователя, распутывающего ограбление века. Скакал с индейцами по прериям дикого запада и летал в кругосветку на собственном драконе. Я мог стать кем угодно, и я был кем угодно, каждый день примеряя новую судьбу.

В университете все как-то порастерялось. Помыкавшись между факультетами, сомнительными увлечениями и безответными влюбленностями, я оставался собой лишь у себя в голове. Там по прежнему было возможно все. Но не в жизни. Каждый выбор закрывал еще одну реальность, оставляя после себя горькое послевкусие несбывшегося. Несбывшийся математик, несостоявшийся спец в кибернетике, неслучившийся юморист.

Именно тогда, стоя над бездыханным телом последнего дракона, я нашел дело жизни. Реклама оказалась лучшей наукой о человечестве, ведь научиться делать ее означало разобраться, как думают и как действуют люди, уметь управлять их мотивацией. Это также помогало в жизни. Каждый новый клиент приносил с собой понимание новой индустрии: как пекут хлеб, делают мебель или производят жевательную резинку. Знания приближали осознанность. Я с головой погрузился в работу, усердием заменяя отсутствие необходимого образования.

Карьера, следуя негласному закону десяти тысяч часов, пошла в гору. Строчки в трудовой, компании и должности, сменялись одна за другой, принося вдохновение, новые знакомства и новые обязанности. Я нырнул в это также, как когда-то нырял в деревенский пруд. Солдатиком. С головой. Моя работа стала моей жизнью. Амбициозные цели, упорный труд и достижения, которыми не успеваешь наслаждаться. Можно уйти из офиса вовремя. Можно даже не ходить в офис. Практически невозможно — оставить задачу, которая должна стать следующей великой идеей.

Пару лет назад я потерял еще одну жизнь. Короткий отпуск обещал стать долгожданной передышкой в этих крысиных бегах. Перед самой посадкой, самолет залетел в грозовое облако. Трясло так, что когда мы все-таки сели, совсем в другом аэропорту, в салоне не осталось атеистов. «Ангел мой, хранитель мой...» — так учила бабушка. Говорят, перед лицом смерти, люди начинают иначе смотреть на свою жизнь. Но не я, ведь у меня были еще две. Одна, настоящая, выматывающая, в которой я ходил на работу и вкалывал, чтобы подняться на следующую ступень. Другая, счастливая, должна была обязательно наступить после. Вот будет зарплата чуть больше. Вот куплю квартиру. Вот перееду в другую страну. Вот тогда заживем!

Я сижу на полу в пустой квартире. Удовлетворенный очередной победой. Опустошенный тем, чего она стоила. Голова раскалывается. Сознание расщепляется надвое. Одно расширяется, заполоняя собой все вокруг. Раскаляется так, что больно смотреть. Уносится в космос и взрывается в холоде чужой галактики, оставляя после себя абсолютную пустоту. Второе видит падающую звезду и загадывает желание.

Я сижу на полу в пустой квартире и улыбаюсь. Осталась одна жизнь, последняя. Не будет никакого после. Все, что я сделаю сегодня, и есть моя жизнь. Ставлю гейзер на огонь. Медленно, глоток за глотком, выпиваю на балконе чашку горького бодрящего кофе, вбирая в себя его тепло и пронизывающую свежесть осеннего вечера. Беру поводок и иду гулять с собакой.

 Нет комментариев    77   1 мес   финал

Бег времени

Помню год на Земле, когда начал бегать. Те первые неуклюжие попытки преодолеть гравитацию. Первое открытие, которое поразило и впечаталось в память. Я увидел бег времени.

Жизнь в офисе не отличается разнообразием. Тот же стол. Тот же список задач. Одни меняются каждый день, другие приходят и на месяцы остаются с тобой, переходя из планов в отчеты и снова в планы, уже на следующий период. Листья в парке никогда не бывают одинаковыми. Март. Снег сходит, голые ветки качаются на ветру. Апрель. Первые почки, еще еле заметные. Май. Первая зелень, яркая, словно мазки неведомого художника на чистом холсте неба. Штрих, другой, еще один слой. Природа не жалеет краски. Июнь. И вот уже зелень заполонила все до горизонта, укрывая от летней жары. Жаркое размеренное дыхание. Горка. Ускорение. Виски пульсируют в такт шагам. Боль. Радость. Я живой. Я живу.

Темнота. Солнце взойдет через час. Под ногами красный песок совсем другой планеты. Пробежка, ставшая рутиной, вроде почистить зубы или принять душ. Развлечение для богатых, но к черту — неограниченный кислород входит в мой корпоративный пакет релокации. Новые утяжеленные Найки, специально разработанные для условий низкой гравитации, приятно пружинят. Скафандр быстро запотевает, но открывать его чтобы протереть никак нельзя. Впрочем, в этом нет необходимости. Сейчас, через два года, любой из доступных маршрутов можно пройти с закрытыми глазами. Шаг, другой, еще один. Я бегу, но время замерло. Дни сливаются в серую череду.

Все свое сознательное существование я искал тот самый вызов. И вот, кажется, получил его. Каждый новый проект, каждое повышение вело меня сюда. Все сложнее. Все ответственнее. Возглавить новое подразделение на новой планете. Что может быть круче? По общим меркам меня можно считать успешным человеком. Вот только успех измеряется не в деньгах и не в должностях. Его цена — пропущенные дни рождения, потерянные друзья и отложенные мечты. Земля оказалась плоской. Я дошел до горизонта, заглянул за ее край и оторвался. Марс обещал многое. Оказалось, он стоит на тех же черепахах.

Нашему поколению повезло. Мы родились в век, когда прогресс еще был способен удивлять. Рожденный в аналоговом мире, я видел, как появились компьютеры и изменили нас. Я застал рассвет искусственного интеллекта. На моих глазах космические полеты превратились из развлечения для миллионеров в обыденность, сравнимой с поездкой на автобусе к бабушке в деревню. Мне повезло, потому что я был в этом автобусе. Трясся по проселочным дорогам в переполненном ПАЗике без кондиционеров. Держался за липкий поручень, пытаясь урвать глоток свежего воздуха над головами дачников. Я же вжимался в кресло рейсового Спейс-Икса, прорываясь через атмосферу. Лежал в криокамере, совершая свой первый прыжок в неизвестность, заснув на подлете к Луне и очнувшись там, где человечеству еще предстояло построить новый мир.

Экспонента лишь кажется бесконечностью. Сколько бы научных революций не случилось, отрезок длинною в жизнь всегда окажется слишком коротким. У всего есть начало и конец. Для одних это будет путь от лошади до автомобиля. Для других — от третей планеты до четвертой.

Всегда есть что-то большее. Стоит ли тратить жизнь на гонку за очередным вызовом? Где это «хватит», чтобы остановиться, выйти из гонки и начать жить? Я бегу. Я останавливаюсь. Внутренний дисплей гермошлема показывает 5 километров от базы. Вокруг пустыня. Вся эта планета, за исключением пары куполов и стройки вокруг — сплошная пустыня. Красное ничто. Одинаковое, куда ни глянь. Сегодня, вечера, неделю и месяц назад. Сезоны лишь смена названий месяцев в компьютерном календаре. Опускаюсь на колени. Песок просачивается сквозь толстые пальцы перчаток. Неуклюжими движениями сгребаю его в кучу. Отмечаю точку на внутренних картах и поворачиваю обратно.

Завтра. То же место. Пустыня. Безграничное побережье океана, которого, если верить последним исследованиям, никогда не было. Зато есть ветер, и он не оставил ни следа от моего проекта. Я сгребаю новую кучу.

Завтра. То же место. Ничего. Или? Прошел еще один день. И я его вижу. Я снова вижу время. Неумолимое. Стирающее все, на своем пути. Живое, движущееся вперед.

Можно сменить город. Можно сменить планету. Но главный гиперпрыжок, который подвластен человеку, лежит вне пространства и времени. Засыпаю. Просыпаюсь. Завтра. Я бегу. То же место. Время бежит. Совсем другое время. Другой я. Другая куча песка.

Перед тем, как заснуть, я открываю ту ду и стираю все задачи. Зависаю надолго над пустым списком. Печатаю. Построить качели. Энтер. Дописать рассказ про цифровых зомби. Энтер. Не бегать завтра. Энтер. Ни к чему не стремиться.

 Нет комментариев    37   1 мес   финал

Свободное сознание

Это была обычная больница. Она выглядела как больница и пахла как больница. Обычная больница для тех, кто может позволить себе выложить за обычный прием годовую зарплату обычного человека.

Стерильно белое кресло из натуральной кожи приятно обволакивало. Молоденькая медсестра (скорее всего, студентка, явно знает несколько языков, иначе не смогла бы сюда устроиться) интеллигентно поправила очки Прада, согрела в руках электроды и, тщательно протерев их ватным диском, закрепила в районе моего затылка, там, где заканчивались нити вживленных коннекторов. В носу защекотало от запаха спирта. Девушка бережно водрузила на меня шлем виртуальной реальности. Обычная процедура, которую я прохожу каждый месяц. Только этот раз будет особенным. Как шпионы из старых фильмов перед выходом на задание, я повторяла в голове последние, самые важные указания.

— У тебя только одна попытка. Мир должен измениться. Вспышка. Перед глазами побежали помехи, только я уже была в отключке.

Читать целиком: Свободное сознание (pdf)

 Нет комментариев    44   1 мес   финал